Версия для печати

Погрузка РЖД в январе: ретроспектива и перспективы

Дата новости: 21\02\2020        В январе 2020 года ухудшились показатели качества железнодорожных перевозок: грузов перевозилось меньше, но оборот вагона не улучшился. На сети также оставалось значительное количество брошенных поездов, которые тормозили движение на подходах к станциям выгрузки.
       Тяга и графики движения
       Ситуация выглядит странновато: по данным опросов, которые проводятся журналом РЖД-Партнер в рамках Индекса качества услуг на железнодорожном транспорте, на фоне снижения объемов погрузки отправители ожидали, что обещанные РЖД графики перевозок будут соблюдаться точнее. Однако в итоге было отмечено только одно бесспорное улучшение: на перегонах поезда двигались быстрее.
       Это неудивительно: по оперативным данным ОАО «РЖД», в январе 2020 года в среднем в сутки на сеть выходило 10 570 магистральных грузовых локомотивов, что на 0,9% лучше аналогичного показателя 2019-го.
       Меньше ждали и маневровых локомотивов на станциях отправления. Это, опять-таки, произошло потому, что в январе текущего года рабочий парк маневровых локомотивов РЖД вырос.
       Доставки не в срок
       Тем не менее это не означало увеличения доли доставок в срок. Причина – сложившийся дисбаланс между объемами погрузки и выгрузки. По стечению обстоятельств в такой ситуации ужесточился логконтроль. Причем сигналы о перегрузке, которые появлялись в АСУ различных дирекций, вызывали удивление клиентов. Их представители видели свободные пути на станциях разгрузки, но в АС ЭТРАН отражался запрет на отправку состава.
       Если по поводу запрета еще можно понять, то откуда брались сигналы о нехватке маневровых локомотивов, когда их вроде бы должно было находиться на станциях как минимум в достатке, – не вполне ясно. Очевидно, и для маневровой тяги выдавались какие-то внутренние запреты.
       Таким образом, январь вскрыл любопытный нюанс: оказывается, отсутствие локомотива не всегда означает физическую нехватку тяги. Ее могут не подать из-за неготовности инфраструктуры или, скажем, отсутствия осмотрщиков.
       Где тормоз?
       Это означает, что попытки привлечь на сеть в январе дополнительные объемы грузопотоков, которые предпринимались на железных дорогах, наткнулись на инфраструктурные барьеры. В таком случае сложно ожидать выхода из отрицательной зоны динамики погрузки и в феврале нынешнего года, что подтверждают и предварительные итоги первых дней текущего месяца.
       Снижение погрузки продолжилось как на экспорт, так и во внутреннем сообщении. Напомним, что в январе эти показатели упали на 7,5 и 3,5%, соответственно. При этом в декабре прошлого года, по данным Росстата, объем промышленного производства увеличился на 2,1%.
       Правда, при этом расчетный интегральный индекс грузообразующих отраслей экономики, по данным ОАО «РЖД», за тот же период составил -0,9%. Это объясняет уход в минус железнодорожной погрузки в январе 2020-го. Но не до такой же степени, как это было зафиксировано статистикой (-4,9% к аналогичному периоду прошлого года).
       Ссылка на форс-мажор
       Между тем перевозчик в своих последних комментариях к итогам января сваливает все именно на форс-мажор. Но факты как-то не выстраиваются в логическую цепочку. Например, сокращение добычи угля зафиксировано всего на 2% (ухудшение мировой конъюнктуры в Европе, снижение потребления топлива угольными ТЭЦ из-за теплой зимы), а погрузка угля упала на 10,8%. Заметим, что попытки его больше вывезти на Дальневосточном направлении привели к появлению на дальних подходах к российским морским портам брошенных поездов.
       Погрузка нефтегрузов уменьшилась на 3,9% – как объяснили в ОАО «РЖД», из-за снижения в декабре 2019 года объемов производства топочного мазута на 8,2%, автомобильного бензина – на 3,4%, дизельного топлива – на 2,6%, прямогонного бензина – на 7,1%. В компании это связали с тем, что нефтепродуктов больше перекачали в трубу на экспорт, а также вспомнили о негативном влиянии на динамику железнодорожных перевозок нефтепродуктов налогового маневра в нефтяной отрасли, стимулирующего увеличение выпуска светлых нефтепродуктов, транспортировка которых тяготеет к трубопроводному транспорту.
       Кто кого стимулирует
       Любопытно, что в те периоды в прошлом году, когда сети РЖД удавалось привлечь дополнительные грузопотоки, то ссылались на привлекательность предложенных клиентам транспортным продуктов. Сейчас, когда погрузка ушла в минус, по логике, следует говорить о факторах, которые не устраивают клиентов. Но вместо этого звучит старая песня о форс-мажоре.
       В этом свете интересны и два других комментария. Первый – рост погрузки руды ввиду благоприятной ценовой конъюнктуры мирового рынка в январе 2020 года из-за сокращения его предложения со стороны крупнейших поставщиков Бразилии и Австралии (компаний Vale и RioTinto).
       Второй – снижение погрузки металлов на экспорт на 7,8% в условиях сохранения неблагоприятной ценовой конъюнктуры. То есть, опять-таки, РЖД не локомотив экономики, а некий прицепной вагон – куда грузообразующие отрасли движутся, туда и следует железнодорожный перевозчик.



Источник
Вернуться к списку новостей